Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Стихи (список заголовков)
22:50 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:32 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:39 

Бабка вставала ночами, хотела ехать куда-то.
Когда просыпалась взрослой – одевалась сама и шла.
Мы поймали её однажды уже на краю села,
и еще удивлялись, откуда сила солдата
в этом зяблике,
в ней же сердце видно наполовину,
как через истлевшую мешковину.
А когда просыпалась девочкой Нюрой,
молочной, малой,
рыдала, захлёбываясь,
просилась к маме,
к зимующим в доме козам
за тёплую печь.
И вот тут её было не угомонить,
не отвлечь.

Пёс, едва теплело на улице, начинал таранить ворота,
принимался делать подкоп, скулил, выкликал кого-то.
Мы распахивали калитку, он мчался до поворота
и стоял там, растерянный,
сам не зная, что ищет,
брёл понуро обратно,
неделю отказывался от пищи.
А потом ничего, приходил в себя,
целый год был нам славным псом.
Но весной повторялось всё.

Часто снится: иду в степи,
с каждым шагом в неё врастая,
чужой невесомой поступью, бесшумно, как лис.
И какие-то первые встречные
со смутно родными чертами
говорят мне:
"Что-то ты долго, мы тебя заждались".

Вскакиваю на вдохе, судорожном, свистящем,
три минуты соображаю, кто я и где.
Я найду вас, приеду, но пока еще много дел.
Нужно лелеять своих,
выбрасывать вещи,
греться в жёлтых заплатах света
на сизом снегу у дома
второклассником, потерявшим ключи;
тормошить обессилевшего:
поднимайся, давай, идём, а,
говори со мной хоть на рыбьем,
главное, не молчи.
Я отвечу по-рыбьи: помашу тебе плавниками,
потанцую на льду, смешно похлопаю ртом.

Где-то в серых волнах ковыля
есть нагретый на солнце камень.
Но к нему я пойду потом.
-------------------------
Дана Сидерос.

@темы: стихи

23:21 

Северной ночью мы едем на чёртов юг. Время застыло, но мир продолжает жить, и, задыхаясь, я медленно говорю: «Дайте дорогу нам, северные пажи»! Люди расходятся, катится наш фургон: мягкие пледы, рубашки с костлявых плеч. Мы улыбаемся, шутим, играем в го. В общем, пытаемся сами себя развлечь.
Юг представляется солнечным и пустым, точно каюта на брошенном корабле. Здесь, у дороги, заснеженные кусты, мёрзлые ягоды да бесконечный лес. Где-то в Италии – золото мостовых, хрупкие статуи, зреющий виноград.
От безысходности хочется тихо выть и греть ладони у тлеющего костра.
Мы понимаем, что скоро придёт конец
этой поездке, скули или не скули. Бледной рукой нам положат на лоб венец, бросив тела в леденелую плоть земли. Кости достанутся лисам и воронью; что не съедят, то навеки уснёт во льдах.
Северной ночью мы едем на чёртов юг,
зная, что ночь не закончится никогда.

Листомиров.

@темы: стихи

15:48 

Дитя выпрыгивает на сцену:
косички, коленки,
румяна, сарафан-колокольчик.
Под черным помостом
электрики,
клерки,
калеки.
Толпа свистит и клокочет.
Она выставляет пяточку, как учили,
старательно тянет носочек.
Поёт:

"Как весной по бурому снегу
мы ходили в лес, во лесочек,
отпусти, медведица, сына
погостить у нас на деревне!"

Под землей громово вздыхает
и скулит во сне
кто-то древний.
Помнит: колья, силок, страшно воет мать,
и рывок в бурелом не глядя.

"Как гостил медвежий сыночек
на дворе у нашего дяди.
Кушай, мишка, теплые сливки.
Кушай, мишка, пряник печатный".

Помнит дымную печь, белоснежную грудь,
человечьи песни ночами.
Открывает глаза, тянет носом воздух,
морщится от света и вони.

"Приходили к мишке старухи,
подарили зипун червонный.
Приходили девушки к мишке,
подарили веночек алый".

Слышит песню далекую, детский голос,
рыхлый гул нетрезвого зала.
Распрямляет лапы, спиной взрывая
старый склад, поросший бурьяном.

"Поднесли весёлого мёду,
выпил мишка, сделался пьяным
и пошёл плясать по деревне,
петь свои дубовые песни".

В три прыжка покрывает путь
от глухих окраин до Пресни.
Помнит крики мужчин, блеск кривых ножей,
хищные, багровые лица.

"Целый день плясал, утомился,
охнул, на бревно повалился.
Принесу я мишке водицы,
пей, мой братик, пей, медвежонок".

Помнит на холме за деревней
пятачок земли обожжённый,
как кусает в ужасе
воздух,
путы рвёт
и давится воем.
К жизни, уходящей из горла,
припадает ртом лучший воин.

Помнит, круглую чашу несут,
девочка кланяется.
Стемнело.

Девочка кланяется
в шелесте рук, как в лесу,
гольфам своим
белым.
Кто-то шёпотом: поют же попсу,
там другой финал,
мне бабушка пела.

© lllytnik

@темы: стихи

05:57 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:30 

Ко мне пришел печальный еж
И молвил так, что стало жутко:
«В лесу наметился падеж,
Сгорела лесникова будка,

Повесился на елке лось,
Что было где-то даже дерзко;
Снимать его два дня пришлось -
Он пах при этом очень мерзко.

Намедни заболела рысь:
У ней пошла угрями рожа.
Врачи сказали: «Зашибись!»,
А доктора сказали: «Боже!»

В пруду утоп колхозный гусь,
На пару с ним утопла утка.
Судить я мертвых не берусь,
Но утка все же проститутка.

Во глубине своей норы
Лежит лиса и тихо ноет:
Её пожрали комары,
А моль доела остальное.

Волк посвятил себя борьбе
За равновесие в природе:
Он зайцев обучил стрельбе
И был расстрелян в огороде.

Желудком мается медведь:
Он пчел сожрал в комплекте с медом.
Теперь он может лишь реветь
И запивать все это йодом.

Один приезжий крокодил
Увидел мышь и испугался,
И в Баден-Баден укатил,
И больше здесь не появлялся.

Решил паук-космополит
Рвануть в Израиль автостопом,
Но был велосипедом сбит
И под березкою закопан.

Хомяк увидел НЛО
И навсегда поехал крышей.
Он сел верхом на помело
И улетел куда-то выше.

А старый дятел много лет
Не мог решить одной загадки:
Есть жизнь на Марсе или нет?
Он застрелился из рогатки.

А белка под покровам тьмы
Варила шишки с белой глиной
И получила год тюрьмы
За производство героина.

А напрочь спившийся барсук
В лесном ларьке за кружу пива
Отдал последний свой утюг,
Что, согласитесь, некрасиво».

Шел еж сюда издалека,
Чтоб мир узнал и ужаснулся.
Ему налил я молока,
Еж отхлебнул...
И захлебнулся.


Пумбрия.

@темы: забавное, стихи

22:07 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:11 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:34 

Грохот и звон, снова перрон, снова чужой номер.
Несколько строк, тайный порок,
жил — не дожил — помер.
Снова курок, третий звонок,
Громкий щелчок — кода.
Труп на траве. На голове
Метка его ухода.
Паника, крик.
Пережил старик третий инфаркт кряду.
Где-то вчерашний пацан-призывник душу отдал снаряду.
Кто-то вчера написал «пора» кровью на стенке тесной.
Эта игра настолько стара, что даже неинтересно.
В чем здесь мораль?
Может, я враль,
Но не такой — простите.
Не закричу.
Не промолчу.
Только строчу —
ЖИВИТЕ!
Будьте невольны, будьте довольны, радуйтесь и страдайте,
Если хотите — плывите в орбите, или в кругу сияйте.
Только живите!
Ведь этой нити
нет ничего дороже.
Грохот и звон, снова перрон…
Я буду жить тоже.

Арчет.

@темы: стихи

02:00 

Всё до одури просто.
Лишь бы пару живых среди смайликов, лайков и постов
Лишь бы пару живых...
После всех рукопашных, всех страшных и всех ножевых
лишь бы выжить и нервами вышить всю простынь
лишь бы слышать и чувствовать рядом и выше, а после -
как из топкой трясины всех верных ответов - на остров,
где лишь солнце и ветер и море и зёрна и звёзды,
а над ним облака, а за ними - ни слов, ни вопросов...
Лишь бы пара живых добралась до просторов иных
через слезы и грёзы и грозы и дозы и позы...
Лишь бы стих, долетев до земли той, не замер, не стих
и стареющий Принц улыбнулся, читая про Розу.
Всё до одури просто.
Лишь бы пару живых средь изысканной фальши и лоска
не забыли найтись и обнявшись успели за плоскость
и за ней растворились, став лёгким шипением воска...
выше проб, дальше троп, крепче строп, тише стоп...
топ-топ-топ...
от домов и погостов
топ-топ-топ
от сомнений и ГОСТов
топ-топ-топ
через тернии к гнёздам
топ-топ-топ
всё великое просто
топ-топ-топ
даже сердце и солнце -
топ-топ-топ
даже если мир скажет им - Стоп!
две души в тишине на восток
топ-топ-топ...

Клаус Т.

@темы: стихи

05:52 

Вручили открытку, грамоту и часы, большие, с орфографической в гравировке. Трамвай в полутьме смотрел на него, как сыч, белесыми плошками фар. Он ушел, неловкий, впервые почувствовав вес стариковских ног, впервые себя увидев в ночных витринах. Деревья шептали вслед, как в плохом кино: "Ну всё, пересох — и знаешь, это, не ври нам".

Он встал в понедельник, вышел во двор сидеть, дышал и моргал на лавочке под рябиной. Проснулся во вторник, вышел во двор сидеть, кормить черствой булкой выводок голубиный, ходить вдоль аллеи: лавочки и фонтан, коляски и собачонки. Проснулся в среду, побрился и причесался, достал наган и двинул в своё депо, не спеша, к обеду.

"Ну что ж, проходи, трудолюбие не порок, заглядывай после смены, выпьем по кружке", — промямлил начальник, нервно лучась добром и глаз не сводя с парящей у носа мушки. Тут просится лирика: новенькая листва, за красным вагоном шлейф из детского смеха. Но он просто взвел курок, просто сел в трамвай, поправил фуражку, выдохнул и поехал.

Дальнейшее мы узнали из новостей. Он шел напролом, вопила Волоколамка, тащили четвероногие всех мастей весенних хозяев, как бурлаки, на лямках. Угрюмые серые рыцари в камуфле толпились на остановках, кричали в рупор. С отчаянным звоном он въехал в весенний лес, где ветки хлестали бока трамвайного крупа. Стрелял на Пехотной в воздух, вопил "ура" и улицу чьей-то свободы с разгона резал, вознесся с моста Восточного сразу в рай, минуя канал, просто вздернув на небо рельсы.

Ну да, сочиняю. Хочу приукрасить быт. Но я над собой работаю — вру всё реже. На первой же остановке он был убит. Как пишут в газетах “блокирован, обезврежен”. Я еду трамваем, дряхлым, совсем пустым железным китом: днем ты криль, но в ночи — Иона. Вот голос в динамике дернулся и застыл, подстреленный треском помех и трамвайным звоном.

lllytnik

@темы: стихи

05:42 

Один мой друг подбирает бездомных кошек,
Несёт их домой, отмывает, ласкает, кормит.
Они у него в квартире пускают корни:
Любой подходящий ящичек, коврик, ковшик,
Конечно, уже оккупирован, не осталось
Такого угла, где не жили бы эти черти.
Мой друг говорит, они спасают от смерти.
Я молча включаю скепсис, киваю, скалюсь.

Он тратит все деньги на корм и лекарства кошкам,
И я удивляюсь, как он ещё сам не съеден.
Он дарит котят прохожим, друзьям, соседям.
Мне тоже всучил какого-то хромоножку
С ободранным ухом и золотыми глазами,
Тогда ещё умещавшегося в ладони...

Я, кстати, заботливый сын и почетный донор,
Я честно тружусь, не пью, возвращаю займы.
Но все эти ценные качества бесполезны,
Они не идут в зачет, ничего не стоят,
Когда по ночам за окнами кто-то стонет,
И в пении проводов слышен посвист лезвий,
Когда потолок опускается, тьмы бездонней,
И смерть затекает в стоки, сочится в щели,
Когда она садится на край постели
И гладит меня по щеке ледяной ладонью,
Всё тело сводит, к нёбу язык припаян,
Смотрю ей в глаза, не могу отвести взгляда.

Мой кот Хромоножка подходит, ложится рядом.
Она отступает.

lllytnik

@темы: стихи

21:28 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:04 

В лисьих глазах его солнечные лучи
Нежно звенят: «Приручи меня. Приручи»
Сколько надежд в этом взгляде… Пустых надежд.
Ветер с залива прохладен и дико свеж.

Речи лисенка наивны и горячи.
Не отстает: «Приручи меня! Приручи!»
Он не желает слушать моих причин.
Он так боится остаться совсем один…

«Я буду самый добрый и верный лис,
Я для тебя исполню любой каприз,
Я никогда не брошу и не предам,
Буду бежать всегда по твоим следам,

Слушать колосьев шум в волосах твоих,
Впитывать кожей каждый твой новый стих…
Стань же волшебным светом в моей ночи!
Приручи меня! Приручи!»

Голос лисенка надрывной струной звучит.
Светом тоскливо-пустым фонари горят.
В сердце его неподдельная боль кричит,
И хоть сквозь землю мне – только не этот взгляд!

Глупенький, сколько вас было, таких лисят.
Только теперь портреты других висят
В сейфах сердец, от которых они ключи
Только лишь мне хотели навек вручить.

Им теперь – счастье, сладкие калачи,
Мирный уют, никаких тебе шквальных драм.
Я отказалась однажды их приручить –
Им бы за это спасибо сказать пора.

«Я не хочу других! Все они пусты,
Ты – со звезды. И поэтому – только ты.
Хочешь? – бери навсегда-навсегда ключи!
Только прошу, пожалуйста, приручи!»

Знал бы, о чем ты просишь, мой юный друг!
Думаешь, сказка?! - Нет! Это – адов круг,
Тот, из которого выхода не найдешь,
И заскулишь, и завоешь... И пропадешь.

Это – болезнь, что не в силах твои врачи
Ни изучить, ни тем более – излечить
Это - огонь, разъедающий изнутри.
Да, будет больно. Помнишь Экзюпери?

Принцы всегда уходят – таков закон.
И не со зла ведь, а попросту – им плевать.
Нужно принять, если хочешь быть приручен,
Что приручившим свойственно предавать.

У приручивших – в небе живой цветок,
Что им все те, кто от скуки был приручен?
Что им призыв неприкаянно-нежных строк?!
Кто приручен без надежды – тот обречен.

Это – гипноз, это – чистой воды гипноз.
Всюду, куда ни глянешь – его глаза.
Видишь и любишь из тысячи тысяч звезд
Только одну. Но никто не придет назад.

Это – на сердце пламенная печать
Имя его – почти как «Иже еси…»
Нет, мой хороший. Не стану тебя приручать.
Не проси меня. Не проси.

Вера Сухомлин.

@темы: стихи

20:20 

Вот человека человек
Несёт в кроватку из машины
И поясняет: умотался —
Весь день был поезд и щенок;

Но человека человек
Бьёт металлическим, аршинным:
Забудь про рёбра, кости таза,
Колени рук и локти ног;

Но человека человек
Находит, держит, ждёт карету,
Сидит у койки — слушать сердце,
Поить, подушки поправлять;

Но человека человек
На два часа берёт в аренду,
Вздыхает: не хватает перца.
Молчит, глаза отводит блядь;

Но человека человек
В отчаяньи, в бессильном гневе,
Полночи гладит по затылку
И шепчет: ты поплачь, пройдёт;

Но человека человек,
Всю жизнь и на земле, и в небе
Любить и ждать клянётся пылко —
И забывает через год;

Но человека человек
С размаху по спине портфелем,
А после вдруг целует звонко
И убегает, хохоча;

Но человека человек
Искал, выслеживал неделю,
Сейчас у них борьба и гонка,
Один погибнет через час;

Но человека человек
Послал к анчару властным взглядом,
Но это в прошлом веке, вроде —
Неясно, что тут обсуждать;

Но человека человек...
Я понял, понял, всё, не надо,
Есть и другие города.

© lllytnik

@темы: стихи

18:12 

Уходим по рельсам, ступая по шпалам,
Как будто обычной дороги нам мало.
Уходим мы тихо и незаметно,
Как сон — дуновением летнего ветра.
Уходим в закат, забывая проститься,
Уходим на юг улетающей птицей
Под звуки забытых и странных мелодий.
Куда-то всю жизнь от кого-то уходим.
Уходим в туман на закатной равнине,
Уходим в волну, растворяясь в пучине,
Уходим за миг, исчезая на вечность.
Идём не спеша, излучая беспечность,
Уходим в тоннель, что нашли в конце света,
Уходим в вопрос, чтоб дойти до ответа.
Как будто бы жизни обычной нам мало —
Уходим по рельсам... уходим по шпалам...

© Призрачный Сталкер

@музыка: Kashuks – Explore

@темы: стихи

02:03 

Утро в росе.

Утро в росе на солнечной полосе,
Птицы над лесом с песнями гнёзда вьют.
Лису сказали, что приручают всех.
Избранных — приручают и предают...

Лис истомился, ждал — ну скажи, когда?
Возле норы следы — это он следил,
Как на рассвете маленькая звезда
Встала на Млечный путь и сошла с пути.

Лис приникал к земле, обыскал весь лес —
Каждый сырой овраг и замшелый пень.
Мальчик сидел на старом сухом стволе.
Лис, замирая, слушал, как мальчик пел.

«Вот он пришел ко мне, и другого нет.
Вот я лежу у ног, сторожу его.
Я на земле прождал его столько лет, что рассказать уже не хватает слов.
Мальчик мой слишком солнечен, чист и юн,
Что-то поёт на сказочном языке.
Избранных — приручают и предают. Кто из нас будет кем?».

Голос у мальчика звонок и взгляд лучист —
Маленький принц, лелеять и целовать.
Мальчик смеётся: «Не я тебя приручил.
Не мне тебя предавать».

Кот Басё.

@темы: стихи

11:25 

Все чуждо в доме новому жильцу.

Все чуждо в доме новому жильцу.
Поспешный взгляд скользит по всем предметам,
чьи тени так пришельцу не к лицу,
что сами слишком мучаются этим.
Но дом не хочет больше пустовать.
И, как бы за нехваткой той отваги,
замок, не в состояньи узнавать,
один сопротивляется во мраке.
Да, сходства нет меж нынешним и тем,
кто внес сюда шкафы и стол, и думал,
что больше не покинет этих стен;
но должен был уйти, ушел и умер.
Ничем уж их нельзя соединить:
чертой лица, характером, надломом.
Но между ними существует нить,
обычно именуемая домом.

© Иосиф Бродский, октябрь 1962

@темы: стихи

Здесь кто-то иногда бывает.

главная