Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Человек очень смущается, когда говорит от своего лица. Дайте ему маску, и он скажет вам всю правду.
© О.Уайльд, "Портрет Дориана Грея"
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:21 

Метафора всё больше становится нездоровым убеждением, что всё, что есть, это действительно Ад.

14:23 

Первый гром.

13:59 

Скобяных дел мастер

В Уставе чёрным по белому сказано: рано или поздно любой мастер получает Заказ. Настал этот день и для меня.
Заказчику было лет шесть. Он сидел, положив подбородок на прилавок, и наблюдал, как "Венксинг" копирует ключ от гаража. Мама Заказчика в сторонке щебетала по сотовому.
- А вы любой ключик можете сделать? – спросил Заказчик, разглядывая стойку с болванками.
- Любой, – подтвердил я.
- И такой, чтобы попасть в детство?
Руки мои дрогнули, и "Венксинг" умолк.
- Зачем тебе такой ключ? – спросил я. - Разве ты и так не ребёнок?
А сам принялся лихорадочно припоминать, есть ли в Уставе ограничения на возраст Заказчика. В голову приходил только маленький Вольфганг Амадей и ключ к музыке, сделанный зальцбургским мастером Крейцером. Но тот ключ заказывал отец Вольфганга...
- Это для бабы Кати, – сказал мальчик. - Она всё вспоминает, как была маленькая. Даже плачет иногда. Вот если бы она могла снова туда попасть!
- Понятно, – сказал я. - Что же, такой ключ сделать можно, – я молил Бога об одном: чтобы мама Заказчика продолжала болтать по телефону. - Если хочешь, могу попробовать. То есть, если хотите... сударь.
Вот ёлки-палки. Устав предписывает обращаться к Заказчику с величайшим почтением, но как почтительно обратиться к ребенку? "Отрок"? "Юноша"? "Ваше благородие"?
- Меня Дима зовут, – уточнил Заказчик. - Хочу. А что для этого нужно?
- Нужен бабушкин портрет. Например, фотография. Сможешь принести? Завтра?
- А мы завтра сюда не придём.
Я совсем упустил из виду, что в таком нежном возрасте Заказчик не пользуется свободой передвижений.
- Долго ещё? – Мама мальчика отключила сотовый и подошла к прилавку.
- Знаете, девушка, – понес я ахинею, от которой у любого слесаря завяли бы уши, – у меня для вашего ключа только китайские болванки, завтра подвезут немецкие, они лучше. Может, зайдёте завтра? Я вам скидку сделаю, пятьдесят процентов!
Я отдал бы годовую выручку, лишь бы она согласилась.

Наш инструктор по высшему скобяному делу Куваев начинал уроки так: "Клепать ключи может каждый болван. А Заказ требует телесной и моральной подготовки".
Придя домой, я стал готовиться. Во-первых, вынес упаковку пива на лестничную клетку, с глаз долой. Употреблять спиртные напитки во время работы над Заказом строжайше запрещено с момента его получения. Во-вторых, я побрился. И, наконец, мысленно повторил матчасть, хоть это и бесполезно. Техника изготовления Заказа проста как пробка. Основные трудности, по словам стариков, поджидают на практике. Толковее старики объяснить не могут, разводят руками: сами, мол, увидите.
По большому счету, это справедливо. Если бы высшее скобяное дело легко объяснялось, им бы полстраны занялось, и жили бы мы все припеваючи. Ведь Пенсия скобяных дел мастера — это мечта, а не Пенсия. Всего в жизни выполняешь три Заказа (в какой момент они на тебя свалятся, это уж как повезёт). Получаешь за них Оплату. Меняешь ее на Пенсию и живешь безбедно. То есть, действительно безбедно. Пенсия обеспечивает железное здоровье и мирное, благополучное житьё-бытьё. Без яхт и казино, конечно, — излишествовать запрещено Уставом. Но вот, например, у Льва Сергеича в дачном поселке пожар был, все сгорело, а его дом уцелел. Чем такой расклад хуже миллионов?
Можно Пенсию и не брать, а взамен оставить себе Оплату. Такое тоже бывает. Все зависит от Оплаты. Насчёт неё правило одно - Заказчик платит, чем хочет. Как уж так получается, не знаю, но соответствует такая оплата... в общем, соответствует. Куваев одному писателю сделал ключ от "кладовой сюжетов" (Бог его знает, что это такое, но так это писатель называл). Тот ему в качестве Оплаты подписал книгу: "Б. Куваеву — всех благ". Так Куваев с тех пор и зажил. И здоровье есть, и бабки, даже Пенсия не нужна.
Но моральная подготовка в таких условиях осуществляется со скрипом, ибо неизвестно, к чему, собственно, готовиться. Запугав себя провалом Заказа и санкциями в случае нарушения Устава, я лёг спать. Засыпая, волновался: придет ли завтра Дима?

Дима пришёл. Довольный. С порога замахал листом бумаги.
- Вот!
Это был рисунок цветными карандашами. Сперва я не понял, что на нём изображено. Судя по всему, человек. Круглая голова, синие точки-глаза, рот закорючкой. Балахон, закрашенный разными цветами. Гигантские, как у клоуна, чёрные ботинки. На растопыренных пальцах-чёрточках висел не то портфель, не то большая сумка.
- Это она, – пояснил Дима. - Баба Катя. – И добавил виновато: - Фотографию мне не разрешили взять.
- Вы его прямо околдовали, – заметила Димина мама. - Пришёл вчера домой, сразу за карандаши: "Это для дяди из ключиковой палатки".
- Э-э... благодарю вас, сударь, – сказал я Заказчику. - Приходите теперь через две недели, посмотрим, что получится.
На что Дима ободряюще подмигнул.

"Ох, и лопухнусь я с этим Заказом", – тоскливо думал я. Ну да ладно, работали же как-то люди до изобретения фотоаппарата. Вот и мы будем считывать биографию бабы Кати с этого так называемого портрета, да простит меня Заказчик за непочтение.
Может, что-нибудь всё-таки считается? Неохота первый Заказ запороть...
Для считывания принято использовать "чужой", не слесарный, инструментарий, причем обязательно списанный. Чтобы для своего дела был не годен, для нашего же – в самый раз. В свое время я нашёл на свалке допотопную пишущую машинку, переконструировал для считывания, но ещё ни разу не использовал.
Я медленно провернул Димин рисунок через вал машинки. Вытер пот. Вставил чистый лист бумаги. И чуть не упал, когда машинка вздрогнула и клавиши бодро заприседали сами по себе: "Быстрова Екатерина Сергеевна, род. 7 марта 1938 года в пос. Болшево Московской области..."
Бумага прокручивалась быстро, я еле успел вставлять листы. Где училась, за кого вышла замуж, что ест на завтрак... Видно, сударь мой Дима, его благородие, бабку свою (точнее, прабабку, судя по году рождения) с натуры рисовал, может, даже позировать заставил. А живые глаза в сто раз круче объектива; материал получается высшего класса, наплевать, что голова на рисунке — как пивной котел!
Через час я сидел в электричке до Болшево. Через три — разговаривал с тамошними стариками. Обдирал кору с вековых деревьев. С усердием криминалиста скрёб скальпелем всё, что могло остаться в посёлке с тридцать восьмого года — шоссе, камни, дома. Потом вернулся в Москву. Носился по распечатанным машинкой адресам. Разглядывал в музеях конфетные обёртки конца тридцатых. И уже собирался возвращаться в мастерскую, когда в одном из музеев наткнулся на шаблонную военную экспозицию с похоронками и помятыми котелками. Наткнулся — и обмер.
Как бы Димина бабушка ни тосковала по детству, вряд ли её тянет в сорок первый. Голод, бомбёжки, немцы подступают... Вот тебе и практика, ёжкин кот. Ещё немного, и запорол бы я Заказ!
И снова электричка и беготня по городу, на этот раз с экскурсоводом:
- Девушка, покажите, пожалуйста, здания, построенные в сорок пятом году...

На этот раз Заказчик пришел с бабушкой. Я её узнал по хозяйственной сумке.
- Баб, вот этот дядя!
Старушка поглядывала на меня настороженно. Ничего, я бы так же глядел, если бы моему правнуку забивал на рынке стрелки незнакомый слесарь.
- Вот Ваш ключ, сударь.
Я положил Заказ на прилавок. Длинный, с волнистой бородкой, тронутой медной зеленью. Новый и старый одновременно. Сплавленный из металла, памяти и пыли вперемешку с искрошенным в муку Диминым рисунком. Выточенный на новеньком "Венксинге" под песни сорок пятого.
- Баб, смотри! Это ключик от детства. Правда!
Старушка надела очки и склонилась над прилавком. Она так долго не разгибалась, что я за нее испугался. Потом подняла на меня растерянные глаза, синие, точь-в-точь как на Димином рисунке. Их я испугался ещё больше.
- Вы знаете, от чего этот ключ? – сказала она тихо. - От нашей коммуналки на улице Горького. Вот зазубрина — мы с братом клад искали, ковыряли ключом штукатурку. И пятнышко то же...
- Это не тот ключ, – сказал я. - Это... ну, вроде копии. Вам нужно только хорошенько представить себе ту дверь, вставить ключ и повернуть.
- И я попаду туда? В детство?
Я кивнул.
- Вы хотите сказать, там все ещё живы?
На меня навалилась такая тяжесть, что я налёг локтями на прилавок. Как будто мне на спину взгромоздили бабы-катину жизнь, и не постепенно, год за годом, а сразу, одной здоровой чушкой. А женщина спрашивала доверчиво:
- Как же я этих оставлю? Дочку, внучек, Диму?
- Баб, а ты ненадолго! – закричал неунывающий Дима. - Поиграешь немножко — и домой.
По Уставу, я должен был её "проконсультировать по любым вопросам, связанным с Заказом". Но как по таким вопросам... консультировать?
- Екатерина Сергеевна, – произнес я беспомощно, - Вы не обязаны сейчас же использовать ключ. Можете вообще его не использовать, можете — потом. Когда захотите.
Она задумалась.
- Например, в тот день, когда я не вспомню, как зовут Диму?
- Например, тогда, – еле выговорил я.
- Вот спасибо Вам, – сказала Екатерина Сергеевна. И тяжесть свалилась с меня, испарилась. Вместо неё возникло приятное, острое, как шабер, предвкушение чуда. Заказ выполнен, пришло время Оплаты.
- Спасибо скажите Диме, – сказал я. - А мне полагается плата за работу. Чем платить будете, сударь?
- А чем надо? – спросил Дима.
- Чем изволите, – ответил я по Уставу.
- Тогда щас, – и Дима полез в бабушкину сумку. Оттуда он извлёк упаковку мыла на три куска, отодрал один и, сияя, протянул мне. - Теперь вы можете помыть руки! Они у вас совсем чёрные!
- Дима, что ты! – вмешалась Екатерина Сергеевна, - Надо человека по-хорошему отблагодарить, а ты...
- Годится, – прервал я её. - Благодарю Вас, сударь.

Они ушли домой, Дима — держась за бабушкину сумку, Екатерина Сергеевна — нащупывая шершавый ключик в кармане пальто.
А я держал на ладони кусок мыла. Что оно смоет с меня? Грязь? Болезни? Может быть, грехи?
Узнаю сегодня вечером.

----------------------------------
Калинчук Елена Александровна

@темы: проза

13:39 

Бабка вставала ночами, хотела ехать куда-то.
Когда просыпалась взрослой – одевалась сама и шла.
Мы поймали её однажды уже на краю села,
и еще удивлялись, откуда сила солдата
в этом зяблике,
в ней же сердце видно наполовину,
как через истлевшую мешковину.
А когда просыпалась девочкой Нюрой,
молочной, малой,
рыдала, захлёбываясь,
просилась к маме,
к зимующим в доме козам
за тёплую печь.
И вот тут её было не угомонить,
не отвлечь.

Пёс, едва теплело на улице, начинал таранить ворота,
принимался делать подкоп, скулил, выкликал кого-то.
Мы распахивали калитку, он мчался до поворота
и стоял там, растерянный,
сам не зная, что ищет,
брёл понуро обратно,
неделю отказывался от пищи.
А потом ничего, приходил в себя,
целый год был нам славным псом.
Но весной повторялось всё.

Часто снится: иду в степи,
с каждым шагом в неё врастая,
чужой невесомой поступью, бесшумно, как лис.
И какие-то первые встречные
со смутно родными чертами
говорят мне:
"Что-то ты долго, мы тебя заждались".

Вскакиваю на вдохе, судорожном, свистящем,
три минуты соображаю, кто я и где.
Я найду вас, приеду, но пока еще много дел.
Нужно лелеять своих,
выбрасывать вещи,
греться в жёлтых заплатах света
на сизом снегу у дома
второклассником, потерявшим ключи;
тормошить обессилевшего:
поднимайся, давай, идём, а,
говори со мной хоть на рыбьем,
главное, не молчи.
Я отвечу по-рыбьи: помашу тебе плавниками,
потанцую на льду, смешно похлопаю ртом.

Где-то в серых волнах ковыля
есть нагретый на солнце камень.
Но к нему я пойду потом.
-------------------------
Дана Сидерос.

@темы: стихи

02:14 

Я выберусь.

03:27 

Одна курица решила вступить в мафию.
Приходит к солдату мафии и говорит: я хочу вступить в мафию! А солдат отвечает ей: никакой мафии нет.
Тогда курица приходит к капо и говорит: я хочу вступить в мафию! А капо отвечает ей: никакой мафии нет.
Тогда курица приходит к консильери и говорит: я хочу вступить в мафию! А консильери отвечает ей: никакой мафии нет.
Тогда курица приходит к самому мафиозному дону и говорит: я хочу вступить в мафию! А дон отвечает ей: никакой мафии нет.
После этого курица возвращается в свой курятник. А там её спрашивают: вступила ли она в мафию? А курица отвечает: никакой мафии нет.
И тогда остальные куры поняли, что она вступила в мафию.
И начали её бояться.

03:31 

Мы будем вместе пить коньяк, а сукинсыны – нет.

14:51 

аркадий думал это волки
но стая перестала выть
и кто то тихо засмеялся
а кто то прошептал пора
© ай эм

встречаться с юным новым годом
совсем не юная люси
стеснялась и ушла со старым
туда куда уходит он
© luci

олег собрал большое войско
и воевать идет за мир
а николай не хочет мира
и не явился на войну
© Саблезубая Кошка

воздушный шарик цвета неба
я бабушке вчера принёс
и мне девчонка подмигнула
из глубины поблекших глаз
© Татьяна Костарева

пророк сказал что все бессмертны
с полудня завтрашнего дня
а это значит меньше суток
у нас на то чтоб умереть
© Л.М. & Дарья

от слов что ты сейчас мне скажешь
ещё никто не умирал
своею смертью так что лучше
тебе их не произносить
© ethopmevoila

@темы: пирожково-порошковое

01:22 

Достаточно было просто решить.

01:43 

"Я маленькая лошадка"

04:27 

Наверное, я испортил уже всё, что можно.

13:31 

Спрыгнув с маленького холма, заканчивающегося резким обрывом, мы оказались на большой поляне, укрытой от солнца высокими деревьями окружающего леса. На противоположном от нас краю виднелся небольшой деревянный дом. А совсем перед нами – огромнейших размеров коряга, поваленная таким образом, что выглядела, как диковинной формы арка. Рассматривая её, мы заметили, что на ней сидит рысь. Небольшая и затаившаяся, она была незаметна до тех пор, пока не начала двигаться. Боясь спугнуть, я остался стоять неподвижно, а Пёс крайне осторожно попятился назад (на другой стороне холма лежали наши вещи и, соответственно, фотоаппарат). Однако сбегать рысь явно не собиралась. Задрав хвост, она начала топтаться по дереву, ходить, рассматривать меня, как дружелюбная кошка.
Я всё так же не двигался, пока не услышал, как за спиной с холма спрыгнул Пёс. После чего и без того размытый и почти бессвязный сон начал окончательно исчезать. Напоследок лишь промелькнули мгновения, говорящие о том, что снимки были сделаны, после чего мы направились осматривать дом.

@темы: сны

23:21 

Северной ночью мы едем на чёртов юг. Время застыло, но мир продолжает жить, и, задыхаясь, я медленно говорю: «Дайте дорогу нам, северные пажи»! Люди расходятся, катится наш фургон: мягкие пледы, рубашки с костлявых плеч. Мы улыбаемся, шутим, играем в го. В общем, пытаемся сами себя развлечь.
Юг представляется солнечным и пустым, точно каюта на брошенном корабле. Здесь, у дороги, заснеженные кусты, мёрзлые ягоды да бесконечный лес. Где-то в Италии – золото мостовых, хрупкие статуи, зреющий виноград.
От безысходности хочется тихо выть и греть ладони у тлеющего костра.
Мы понимаем, что скоро придёт конец
этой поездке, скули или не скули. Бледной рукой нам положат на лоб венец, бросив тела в леденелую плоть земли. Кости достанутся лисам и воронью; что не съедят, то навеки уснёт во льдах.
Северной ночью мы едем на чёртов юг,
зная, что ночь не закончится никогда.

Листомиров.

@темы: стихи

20:28 

-Указано же, что не в одиночное и не в разнополое содержание.
-А чего? У нас хомячки были, прекрасно плодились, почти каждый месяц.
---------------------
-Я еду из другого города, поэтому сможем встретиться только от часа до семи вечера. В какое время лучше?
-Могу подъехать сегодня к 21 на Римскую.
---------------------
*к объявлению с указанной ценой в 400р*
-Вы бесплатно отдаёте? И какое приданое?

Твою мать.

@темы: крысота

19:17 


@темы: музыка

18:19 

"Если ты не был непосредственным свидетелем поломки, смещения, или какого-либо другого изменения формы, состояния и свойств предмета на территории объекта — оставь, как есть, так как в сквозняк, случайность и злобного бабайку люди верят охотнее, чем в то, что предмет сам собой починился."

@темы: забавное

22:31 

Какая боль.

19:27 

я повстречался с птицей счастья
и для обоих был сюрприз
она в окно моё летела
я из
© H_N

невосполнимую утрату
понёс наш дружный коллектив
мы с вами потеряли шефа
он нас уволил всех к херам
© Олег Николаев

я так привык быть третьим лишним
что только николай ушёл
я растерялся извинился
и тоже предпочёл уйти
© bombik

в отсутствие большого горя
несчастный был самоубит
посредством множественных мелких
обид
© H_N muzz кум

уже семь тысяч дней как осень
над старым домом у ручья
и черно белый лист каштана
завис в секунде от земли
© макс колесник

@темы: пирожково-порошковое

17:47 

-Здравствуйте. Вы ещё крыса отдаёте?
-Да.
-А с клеткой?
-Нет.
-Тогда не интересует.

Авито и его прекрасный контингент. ¯\_(ツ)_/¯

00:55 

Хорёк существо есть не столько долбанутое, сколько невероятно кусачее.

Здесь кто-то иногда бывает.

главная